Информация

ОСНОВАТЕЛЬНИЦА СОВРЕМЕННОГО СЕСТРИНСКОГО ДЕЛА БЫЛА ПРЕДАННОЙ ПОКЛОННИЦЕЙ КОТОВ

«Леди со светильником»  Флоренс Найтингейл, (Крымская война сделала Флоренс национальной героиней. Вернувшиеся с фронта солдаты рассказывали о ней легенды, называя её «леди со светильником», потому что по ночам с лампой в руках она всегда, как добрый светлый ангел, сама обходила палаты с больными) всегда ассоциируется с превращением ухода за больными в профессию. Но многие люди даже и не представляют себе, что эта всемирно известная женщина была также на протяжении всей своей жизни преданной любительницей кошек. На всех этапах её жизни, включая период ухода за ранеными в Крыму (В октябре 1854 года, в период Крымской кампании, Флоренс вместе с 38 помощницами, среди которых были монахини и сёстры милосердия, отправилась в полевые госпитали сначала в Скутари (Турция), а затем в Крым.), коты непременно будут сами входить в её жизнь.

Флоренс Найтингейл родилась 12 мая 1820 года во Флоренции. Также как и её старшая сестра Партенопея (греческое название Неаполя), она получила имя в честь города, в котором появилась на свет. Ни её сестра, ни она долго в Италии не оставались, поскольку в 1821 году семья Найтингейл вернулась в родную Англию, где Найтингейл воспитывалась как любимая дочь состоятельного помещика.

Найтингейл очень любила животных, и её первые задокументированные попытки ухода за больными, было лечение травмированных и брошенных животных. Но кошки станут её любимыми животными. В течение всей её жизни  у неё будет примерно 60 кошек и котов.

 

Коты-помощники

Достигнув совершеннолетия, Найтингейл от ухода за животными перешла к лечению и уходу за людьми. Когда разразилась война между Англией и Россией в Крыму, она немедленно организовала группу женщин-волонтёров для отправки на поля битвы в качестве сестёр милосердия.  В то время это была новая и весьма рискованная идея.

Английский лазарет располагался в Скутари, а по ту сторону пролива находился Константинополь. Когда Найтингейл и её 38 сестёр милосердия в начале ноября 1854 года прибыли  в Турцию, они были в ужасе от условий, в которых находились не только пациенты госпиталя, но и они сами. Женщины были размещены в трёх помещениях, в одном из которых находилось тело мертвого генерала Русской армии до тех пор, пока не будут найдены санитары, чтобы убрать его. Но настоящей проблемой для Найтингейл были условия, в которых находились раненые солдаты. Она писала, что: «У этих несчастных парней нет чистых рубашек, и их не мыли в течение двух месяцев, как они попали сюда. Состояние, в котором их привозят в лазарет просто ужасающее… Но у нас нет ни ванны, ни полотенец, ни мыла или мочалок.»

В то время, когда ещё не была разработана микробная теория, Найтингейл уже была гигиенистом. Она полагала, что даже самый здоровый из людей может заболеть, если он будет дышать загрязнённым воздухом, пить зараженную воду и у него не будет возможности вымыться. Также и раненый человек не выздоровеет, если он будет помещён в такие же условия. Она была убеждена, что болезнь можно предотвратить или ослабить, соблюдая правильные санитарные условия. И именно здесь оказались полезными коты.

Уже будучи любительницей котов, Найтингейл много раз замечала у своих кошачьих друзей смышлёность и чистоплотность. Она хорошо знала о терапевтической ценности этих животных для больных людей. Годы спустя она напишет в книге «Как нужно ухаживать за больными» (Notes on Nursing: What It Is and What It Is Not, 1860).: «Маленький домашний любимец часто бывает отличным компаньоном для больного человека, особенно в тех случаях, когда он является хронически больным.»  Но в кишащем паразитами лазарете у Найтингейл на уме была другая задача для её кошачьих друзей – ловля крыс.

Крысы были в лазарете повсюду, грызя провиант, постельное бельё, также как и солдат. Найтингейл посылала письма  друзьям и своей семье, в которых она описывала, как поздней ночью охотится со шваброй на крыс, и как однажды ночью одна из её сестер милосердия пришла к ней в комнату бледная от ужаса только потому, что нашла гнездо новорождённых крысят в своей постели. Коты, как одичавшие, так и домашние, составляли важную часть кампании Найтингейл против вредителей в лазарете и эта кампания была настолько успешной, что благодарные солдаты дарили ей котов в качестве подарков.

 

Постоянные спутники

Когда в 1856 году Найтингейл с расшатанным здоровьем вернулась в Англию, она замкнулась в своей квартире. В течение последующих  двух декад она редко принимала посетителей, даже членов своей семьи. Но в то же время она продолжала участвовать в своей кампании по реорганизации больниц (особенно военных госпиталей и лазаретов) в области санитарии и совершенствовании сестринского дела, посредством написания и рассылки большого количества писем.

Многие их этих писем испачканы и носят следы кошачьих лап, оставленные её обожаемыми животными, которые составляли ей компанию во время её болезни. В 1860-х годах кто-то из друзей семьи подарил ей пару персидских котов, и они стали для Найтингейл любимой породой котов, хотя она жаловалась, что они «якшаются с кем попало неблагородной породы.» Однако, она была предана своим кошачьим компаньонам и делала всё возможное, чтобы найти подходящий кров для всех родившихся котят, не взирая на их происхождение.

Большинство котов Найтингейл жили с ней. Редкий посетитель, допущенный в её дом, смог бы увидеть полдюжины избалованных персидских котов, лежащих в ленивой позе по всей комнате. Найтингейл сама часто работала, как она описывала,  с котом, «завязанным в узел» вокруг её шеи. Имена она им давала в честь известных людей (персидский кот Мистер Бисмарк) или мест (Бартс, в честь Больницы Святого Варфоломея в Лондоне). Она усердно заботилась о них и часто устраивала им места за своим обеденным столом, кормя их косточками и молоком на завтрак и рыбой или курицей на ужин. Она часто отмечала, что эти  товарищи более желанны за её столом, чем большинство представителей человеческой расы.

 

Уход в мир иной

Найтингейл ослепла в 1895 году и умерла спустя 15 лет в 1910 году. Во время этих затухающих лет, посетители и сиделки замечали, что только две вещи, похоже, приносили ей радость: её многочисленные внучатые племянницы и племянники, а также её коты.

Когда она умерла, ей устроили пышные похороны. При чтении её завещания было обнаружено, что её состояние составляет более 3 миллионов долларов США, большинство из которых она завещала различным благотворительным организациям и медицинским училищам, которые были открыты в её честь. Однако,  часть денег была завещана на уход за её котами. Даже будучи больной, Найтингейл знала, что некоторые из её любимцев переживут её, и она оставила деньги на уход за ними.

И напоследок. Позади себя Найтингейл оставила мощное наследие преданности больницам и превращения сестринского дела в профессию. Это наследие письменно оформлено в её переписке с различными выдающимися официальными лицами, включая королеву Викторию и принца Альберта – корреспонденции, украшенной  чернильными отпечатками кошачьих лап.



Вернуться в раздел Информация

Рассылка новостей


Всего подписчиков: 27

Мы в социальных сетях

"ПРЕДАННОСТЬ ДРУГУ"

Пинское учреждение по защите животных

"С добротой по миру"

Пинское благотворительное общественное объединение

Пинский бизнес-каталог

Адреса и телефоны магазинов и фирм, реклама, анонсы, новости Пинска, афиша, курсы валют, интерактивное меню, пинская барахолка и многое другое!